ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России разработал систему мониторинга и анализа показателя «Потерянные годы жизни» – оперативный инструмент приоритизации инвестиций в здравоохранение

Для поддержки принятия управленческих решений и разработки эффективных стратегий, направленных на увеличение ожидаемой продолжительности жизни, ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России разработал инструмент оперативного мониторинга и анализа показателя «потерянные годы жизни» (ПГЖ) по основным классам заболеваний (причин смерти), включая новую коронавирусную инфекцию (COVID-19).

Показатель «потерянные годы жизни» (ПГЖ) используется во многих странах мира для оценки социальных и демографических потерь от преждевременной смертности, является одним из индикаторов здоровья населения и играет ключевое значение для формирования национальных стратегий в области здравоохранения и демографического развития, управления популяционным здоровьем, принятия превентивных мер для борьбы с причинами предотвратимой смертности.

Для оценки преждевременной смерти Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) разработан показатель «потерянные годы жизни» (Years of Life Lost, YLL), который показывает число потерянных лет от преждевременной смерти исходя из предельного прогнозируемого уровня ожидаемой продолжительность жизни населения к 2050 году, который составляет 92 года. Данный показатель может также быть выражен в виде коэффициента – число потерянных лет на 100 тыс. населения, но он не может быть сопоставим с изменениями ожидаемой продолжительности жизни.
В настоящее время для разработки программ здравоохранения в России используются следующие демографические показатели:
  1. Коэффициент смертности – относительное значение, характеризующее уровень смертности (выражается в количестве умерших на определённое количество населения, например, 3 000 смертей на 100 000 населения). Показатели смертности являются одними из основных индикаторов качества организации системы здравоохранения и эффективности достижения целевых показателей национальных и территориальных программ здравоохранения.
  2. Ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) – модельный расчет продолжительности жизни человека при сохранении возрастных характеристиках смертности, которые наблюдаются в год его рождения, в каждый последующий год предстоящей жизни. Целевой показатель продолжительности жизни – 78 лет, закреплен в Национальных целях развития РФ до 2030 г. (Указ Президента «О национальных целях развития России до 2030 года» от 21 июля 2020 года).
Для разработки стратегий достижения целевых показателей продолжительности жизни крайне важно учитывать вклад смертности в ожидаемую продолжительность жизни, с учетом заболеваний (причин смертности), возраста и пола. При этом коэффициенты смертности не могут быть соотнесены с целевыми показателями продолжительности жизни (т.е. изменения коэффициентов смертности не соотносятся с масштабами изменений продолжительности жизни), и не позволяют оценить вклад снижения смертности в достижение целевой ожидаемой продолжительности жизни, в связи с чем необходим более комплексный инструмент для анализа.

Модель расчета показателя «потерянные годы жизни», используемая ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России, позволяет оценить вклад снижения смертности в достижение целевого значения продолжительности жизни по заболеваниям и возрастным группам, как на уровне всей страны, так и по каждому региону, что позволяет точно определить наиболее уязвимые области (заболевания и возрастные группы) с точки зрения смертности, требующие принятия соответствующих превентивных мер.

Тонкие настройки и гибкость системы позволяют проводить глубокий анализ и сравнение показателей ПГЖ на уровне всей страны, нескольких или отдельных регионов, различных половозрастных групп, а также классов заболеваний. Временной период анализа на настоящий момент составляет 6 лет (начиная с 2015 года).

Данный инструмент может быть использован специалистами здравоохранения и исследователями в качестве официального источника данных (со ссылкой на владельца – ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России и ссылкой на сайт).
Тонкие настройки и гибкость системы позволяют проводить глубокий анализ и сравнения показателей ПГЖ на уровне всей страны, нескольких или отдельных регионов, различных половозрастных групп, а также классов заболеваний. Глубина анализа на настоящий момент может составлять 6 лет (начиная с 2015 года).
Модель расчета ПГЖ

Показатель ПГЖ демонстрирует отставание от достижения целевых («эталонных») значений ожидаемой продолжительности жизни с учетом текущей динамики смертности.

В модели расчета ПГЖ в качестве «эталонных» показателей ожидаемой продолжительности жизни для каждого региона приняты прогнозные значения Росстата по продолжительности жизни в данном регионе, учитывающие региональные особенности динамики смертности. Достижение данных целевых прогнозных показателей каждым регионом должно обеспечить общий рост продолжительности жизни до 78 лет на всей территории РФ к 2030 г.
Региональный анализ

По данным за 2020 г., в России разброс показателя продолжительности жизни по субъектам РФ составляет почти 16 лет – от 65,8 до 81,5 лет. Система позволяет оценить масштабы потерь продолжительности жизни в региональном разрезе и дифференциацию регионов по показателю смертности, в том числе по каждому классу заболеваний в зависимости от пола и возраста.

Нозологический анализ

Структура потерь продолжительности жизни представлена по классам заболеваний в сравнении с предыдущими годами и демографическими группами населения. Например, по данным системы, потери продолжительности жизни в 2020 году выросли почти на 1,9 года по сравнению с 2019 годом и составили более 6 лет, из которых 2,2 года приходится на болезни системы кровообращения, 0,9 года – на новообразования и 0,8 года – на внешние причины смерти.

Анализ по возрастным группам

Сочетание нескольких демографических характеристик позволяет определить возрастные группы и перечень заболеваний, для которых отмечаются наиболее высокие / низкие показатели смертности в зависимости от выбранной географии.

Анализ динамики показателей смертности и ПГЖ

Различия динамики стандартизованного показателя смертности и потерь продолжительности жизни позволяет выявить нозологии, которые требуют изменения подходов в реализации мер, направленных на снижение смертности.